Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

 

 

 

Приглашаем к сотрудничеству авторов по тематике нашего журнала info@readchildren.ru

Подписаться на рассылку

 

"Моё книжное детство": Анна Анисимова

Опубликовано 16.06.2017

Наш проект "Моё книжное детство" знакомит читателей с историями о детстве и книгах, которые нам рассказали известные детские писатели и поэты. Что они читали в детстве? Как состоялось их первое знакомство с удивительным миром книг? 

Сегодня мы предлагаем вам ознакомиться с рассказом о книжном детстве Анны Анисимовой. Анна Анисимова - детский писатель, член Союза писателей Санкт-Петербурга, лауреат премии С. Я. Маршака, финалист премии имени В.П. Крапивина. Автор книг "Невидимый слон", "Капитаны детского сада", "Однажды мы с Петькой", "Малыш Великан" и др.

Моё книжное детство

Анна Анисимова

Корешки прочитанных книг похожи на клавиши фортепиано. Ровные, гладкие, стоят тесным рядком на полке. Какой взять аккорд? Кажется, руки клавиши подзабыли. Но фортепиано старенькое, оно само помнит пальцы. А впечатления от книг, прочитанных в детстве, как западающие клавиши: несмотря на возраст звук держат хватко…

Беру аккорд музыкальный. Папа начинает: “Каспар Шлих куря табак нёс под мышкой двух собак…” – ой нет, это мы сами с сестрой читаем длиннющее стихотворение наизусть. Строчки из него – как будто прострочены надёжными нитками, как песня, которую ни за что не выкинешь из головы. “Ну! Ну! Ну! Ну! Врёшь! Врёшь! Врёшь! Врёшь!” – тоже всё время поётся, и к месту, и ни к месту. Но главное – поётся куклам.

Я – мама прекрасных пупсов Мальвины и Саши. Мы все вместе усаживаемся за детский клавесин в виде рояля, поверх которого я пристраиваю тонюсенькую книжку, сделанную из центрального разворота “Весёлых картинок”. Ну что же, дети, готовы слушать? Эдвард Лир, “Чики-рики-воробей” в переводе Маршака. Поднимаю пальцы над кнопками клавесина и...

“...Твики-вики-вики-ви,

Чики-рики-твики-ти,

Спики-бики-би...”

Мелодия сочинилась раз и навсегда – легла на слова камнем. Но нам с дочками не надоедает, и мы без устали чирикаем на все голоса:

“Джики-вики-бики-ти,

Чики-бики-вики-би,

Твики-витчи-ви!”

...А вот аккорд радости обладания. Сижу перед книжными полками и вглядываюсь в любимые корешки: никто там не выглядывает? Я просто уверена, что на книжных полках должны прятаться удивительные существа. Может, они боятся или стесняются высунуть носы? Украшаю полку открытками – можете спрятаться за них. Расставляю малюсенькие фигурки зверьков: научите книжных жителей не бояться и выглядывать в мой мир… А в девять лет я оказываюсь с папой в Иркутске и в санатории вижу книжный развал. Вот это сокровища!

До этого мне казалось, что все самые лучшие книги – у меня дома, особенно те, что выписаны мамой из издательства “Карелия” (“Эмиль из Лённеберги”, “В счастливой долине Муми-троллей”, “Сказки по телефону” Джанни Родари – с рисунками на 1-2 цвета, но от этого более яркие для меня). А теперь я могу сама выбрать книги – и сразу делаю акцент на самых нестандартных: “Ябеда-Корябеда, её проделки и каверзы”, “Академия домашних волшебников”, “Мямлик, Хрюша и другие”... Одно из любимых занятий – заново выставлять книжки на полках. Родные, читаные по десять раз – может быть, поэтому хочется их чаще трогать?.. 

...А теперь аккорд игровой. Зачем кататься по полу в одеяле и икать? Чтобы изобразить “голубцы”, как Маттиас и его друзья, о которых рассказала Барбру Линдгрен. А зачем этот сладкий сухарь, прилипший к пиритам и стекляшкам в кармане? Так это же “кусок лакрицы”, как в кармане Тома Сойера. Совершенно неизвестная в далёком сибирском посёлке штука, но наверняка страшно вкусная! А как нужно смотреть на месяц? Конечно, как крапивинский Юрик из книги “Мушкетёр и фея”. Закрываешь один глаз, а вторым ждёшь, когда выплывет кораблик-месяц. Теперь это мой вечный, как Луна, маленький праздник...

...Ну а главный мой аккорд – про смелость. Читаем в классе пятом-шестом “Повесть о настоящем человеке” Бориса Полевого. История лётчика Алексея Маресьева, который остался без ног, но не отчаялся, а вернулся к авиации, к полноценной жизни, меня настолько потрясает, что я перечитываю ещё не раз и невольно ставлю героя себе в пример в самых пустяковых ситуациях, типа похода к зубному. Если уж Маресьев смог летать без ног и танцевать, то что мне какое-то лечение кариеса! И мне на самом деле становилось легко и нестрашно. А что хочется делать, когда легко? Конечно, петь. И чирикать:

"Чики-чи!

Чиви-чиви-бики-би!

Чики-рики-ми!”

 

 

 

Читать также по теме

"Моё книжное детство": Елена Ракитина 

"Моё книжное детство": Евгений Рудашевский

"Моё книжное детство": Артем Ляхович

"Моё книжное детство": Елена Соковенина

"Моё книжное детство": Евгения Басова

"Моё книжное детство": Анна Ремез

"Моё книжное детство": Наталия Волкова

"Моё книжное детство": Евгения Пастернак

"Моё книжное детство": Ася Петрова

"Моё книжное детство": Дарья Доцук

"Моё книжное детство": Екатерина Каретникова

"Моё книжное детство": Ольга Колпакова 

"Моё книжное детство": Ксения Драгунская

"Моё книжное детство": Нина Дашевская

"Моё книжное детство": Константин Арбенин 

"Моё книжное детство": Виктория Ледерман

"Моё книжное детство": Юрий Никитинский

"Моё книжное детство": Дина Сабитова

"Моё книжное детство": Ая эН

"Моё книжное детство" Андрей Жвалевский

"Моё книжное детство": Тамара Михеева