Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

 

 

 

Приглашаем к сотрудничеству авторов по тематике нашего журнала info@readchildren.ru

Подписаться на рассылку

 

"Моё книжное детство": Ася Кравченко

Опубликовано 23.06.2018

Проект "Моё книжное детство" знакомит наших читателей с историями о детстве и книгах, которые нам рассказали известные современные детские писатели. 

Сегодня о своем книжном детстве нам расскажет Ася Кравченко.

Ася Кравченко - писатель, кандидат психологических наук, журналист, мама Полины и Натальи. Первая публикация детского произведения состоялась в журнале "Тошка" (рассказ "Кто поедет на Кабачке?"), а в "Мурзилке" была опубликована первая сказка Аси - "Король-мечтатель". Книга Аси Кравченко "Здравствуй, лошадь!" вышла в финал конкурса «Заветная мечта» - национальной детской литературной премии. Она также является автором книг: "Сказки старого дома", "Вселенная.Новая версия", "Куда бежишь?" и др.

Моё книжное детство

Ася Кравченко

Моя старшая сестра Оля читала все время. Стоя, лежа, на ходу, ночью под одеялом, с фонариком. Так она испортила зрение.

Со мной таких проблем не было. Хоть учить читать меня начали рано. Папа бился со мной, - я стойко переносила его педагогические порывы.

Тогда папа нарисовал огромную азбуку. Он так увлекся, что на буквы можно было не обращать внимания: картинки были просто роскошные. Особенно картинка лошади.

Были, конечно, любимые книжки. Я их знала наизусть – заставляла перечитывать маму раз за разом. Первая такая история – сказка "Дикие лебеди" Андерсена. После того, как девушка шла на кладбище и рвала там крапиву, чтобы продолжать шить рубашки для братьев, становилось особенно страшно. И главное – героиня ничего не могла объяснить!

Но сама я не читала.

Сестра Оля мне ужасно завидовала: у нее все время отнимали книжки, заставляли делать что-то еще. А для меня чтение считалось полезным занятием, - и если я брала в руки книжку, все затаивали дыхание. Но тщетно. 

Возможно, я не читала из упрямства – я не люблю, когда на меня давят. А, может, мне долго не приходила нужная книга. Обычно я быстро понимала, к чему клонит автор, и мне становилось неинтересно.

Я застревала на необычном. До сих пор помню книжку "Саджо и ее бобры". Книжка написана индейцем по прозвищу Серая Сова из племени оджибуэй. Наверное, это и была первая толстая книжка, которую я прочла сама.

Однажды я наткнулась на сборник пьес Шварца. И герои вдруг заговорили. Я перечитала все пьесы, которые были в доме. Мама удивлялась моему выбору – Аннуй и Матерлинк. Но там не было никаких дурацких, пустых описаний – все по делу.

У нас была хорошая библиотека. К тому же ото всюду вылезали книжки, которые даже книжками было назвать нельзя – листочки с текстами, напечатанными на пишущей машинке.

Тут чёрт потрогал мизинцем бровь... 
И придвинул ко мне флакон, 
И я спросил его: "Это кровь?" 
"Чернила!" - ответил он... 

- Детеныш, эту книжку нельзя выносить из дома, - говорила мама.

- Почему?

- Потому что автор запрещен у нас в стране.

- Почему?

- Он писал не то, что от него хотели.

- А эту?

- И эту нельзя.

Мне оставалось только кивать. Но разве я могла держать все это в себе? Я рассказывала всем и обо всем. А уж если представлялся момент. А они иногда стали представляться.

Однажды мы были на спектакле "Хармс. Чармс. Шардам".

Раз-два-три … Лови момент!

Я вынул из головы шар!

Ну и положи его обратно!

- Ты представляешь?! Хармс погиб в тюрьме, - рассказывала я однокласснику Леше после спектакля.

Мне очень хотелось произвести на Лешу сильное впечатление. Но он смотрел на меня удивленно и не верил. И я рассказывала и рассказывала потрясшие меня факты:  

- Его забыли в тюрьме, в блокадном Ленинграде. Он умер от голода. А ты не знал?

Леша ничего не знал.

И я снова рассказывала ему обо всем.

И про то, как людей сажают в тюрьму, расстреливают, отправляют в ссылку, заставляют уехать из страны.

Он не верил.

- Ты спроси у своих родителей, - посоветовала я.

А потом вдруг разом все изменилось. И все вокруг стали гудеть и обсуждать то, о чем говорили родители. Везде: дома, на улице, в магазине. Даже на родительском собрании встала мама моего одноклассника и начала говорить о том, что мы переживаем очень сложное время и о том, как нам все непросто придется. «Ведь мы им столько врали».

- Зачем же вы им врали? – спросила моя мама.

Про КГБ говорили уже в школе. Однажды зашла речь про Лешу.

- Кстати, его мама работает в КГБ. А ты не знала? 

Оказалось, я посоветовала ему обратиться по нужному адресу.

Но это было уже не важно.

 

 

Читать также по теме

"Моё книжное детство": Марина Тараненко

"Моё книжное детство": Кристина Стрельникова

"Моё книжное детство": Александр Киселёв

"Моё книжное детство": Лариса Романовская

"Моё книжное детство": Юрий Поляков

"Моё книжное детство": Юлия Симбирская

"Моё книжное детство": Ольга Иванова

"Моё книжное детство": Ольга Фадеева

"Моё книжное детство": Юлия Кузнецова 

"Моё книжное детство": Юрий Нечипоренко 

"Моё книжное детство": Анна Игнатова 

"Моё книжное детство": Анна Анисимова 

"Моё книжное детство": Елена Ракитина 

"Моё книжное детство": Евгений Рудашевский

"Моё книжное детство": Артем Ляхович

"Моё книжное детство": Елена Соковенина

 

"Моё книжное детство": Евгения Басова

"Моё книжное детство": Анна Ремез

"Моё книжное детство": Наталия Волкова

"Моё книжное детство": Евгения Пастернак

"Моё книжное детство": Ася Петрова 

"Моё книжное детство": Дарья Доцук  

"Моё книжное детство": Екатерина Каретникова

"Моё книжное детство": Ольга Колпакова 

"Моё книжное детство": Ксения Драгунская

"Моё книжное детство": Нина Дашевская

"Моё книжное детство": Константин Арбенин 

"Моё книжное детство": Виктория Ледерман

"Моё книжное детство": Юрий Никитинский

"Моё книжное детство": Дина Сабитова

"Моё книжное детство": Ая эН

"Моё книжное детство" Андрей Жвалевский

"Моё книжное детство": Тамара Михеева