Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

 

 

 

Приглашаем к сотрудничеству авторов по тематике нашего журнала info@readchildren.ru

Подписаться на рассылку

 

"Моё книжное детство": Наталия Волкова

Опубликовано 20.01.2017

Проект "Моё книжное детство" объединяет истории современных детских поэтов и писателей о том, как началось их знакомство с книгой, что читали в детстве, какие книги были зачитаны до дыр и др.

Сегодня о своём книжном детстве расскажет Наталия Волкова - детский поэт и писатель, дипломант конкурса им Алексея Толстого, лауреат премии конкурса на лучшее произведение для подростков им С.Михалкова, постоянная участница фестиваля Корнея Чуковского (Чукфест), член Союза писателей Москвы, лауреат премии им. Ершова.

Моё книжное детство

Наталия Волкова

В детский сад я почти не ходила, сидела дома с бабушкой и дедушкой.  Поэтому первые книжки, которые я помню, до сих пор звучат в голове так, как их читали мне бабушка и дедушка.

Да и сами первые книги перешли мне в наследство от родителей. Это были такие семейные реликвии, которые теперь унаследованы моими детьми.

Конечно, среди них была книга стихов Чуковского с черно-белыми рисунками Конашевича. Дедушка несколько раз ее реставрировал, она была зачитана в прямом смысле до дыр, местами раскрашена еще моей мамой. Еще одна книжка детства – «Маффин и его веселые друзья» Энн Хогарт. Теперь ее можно было бы назвать интерактивной, потому что там, помимо историй про ослика, были игры, загадки и дополнительные сказки, которые надо было закончить самим.

Дома ребенка надо было постоянно чем-то занимать, поэтому родители до школы перечитали мне все имеющиеся дома сказки: братьев Гримм, народов мира, скандинавские. И, конечно, параллельно бабушка учила меня читать.

Лет в 5-6 я читала книжки-малышки. Помню, у журнала «Веселые картинки» была такая специальная библиотечка: можно было вырезать из журнала несколько листов и самим сложить маленькую книжечку. Я очень это очень любила, вырезала, склеивала, потом рассаживала мягкие игрушки на кровати и читала им истории. 

В школе читать было особо некогда, спасали постоянные и долгие болезни. Во время них я перечитала весь свой «детский книжный шкаф», а потом перебралась в комнату родителей и таскала книжки из «взрослого шкафа». Про некоторые книги узнавала от школьных друзей.

Например, так я узнала про свою любимую «Дорога уходит вдаль» Александры Бруштейн и «Приключения Люси Синицыной, ученицы 3-го класса» Ирины Пивоваровой. «Дорогу» мы читали с подругой по очереди. Книжка была ее, и я еле дожидалась, когда она мне уже даст следующую часть.

Мне кажется, любимые с детства книги запоминаются целиком, не только содержание, но и то, какие они наощупь, как пахли, какая была обложка.

Вот так же тактильно я помню книжку «Сказки скандинавских писателей». Это была обычная «макулатурная» книжка в розовой обложке и с черно-белыми иллюстрациями, но именно из нее я впервые узнала про Муми-троллей, про Тутту Карлсон и Людвига Четырнадцатого, про разбойников из Кардамона.

Любовь к Чуковскому продолжалась, но теперь любимой книгой была «От двух до пяти», а попутно я полюбила еще похожую «Нашу Машу» Пантелеева.

Потом у меня началась «морская болезнь», мне хотелось читать про морские приключения, романтику, и сюда очень вовремя вписался обожаемый «Остров сокровищ», который я, кажется, знаю наизусть, Сабатини, Жюль Верн, Лондон.

К этим книгам я даже пыталась придумывать продолжения, это то, что сейчас называют «фанфиками», но я тогда, конечно, такого слова не знала. Жаль, что Крапивин почему-то прошел тогда мимо меня. Или я мимо него. Но в детстве я про него почему-то ничего не знала, прочитала впервые гораздо позже, уже вместе со своими детьми.

Где-то лет в 13-14 я читала в основном стихи, наверное, потому что в тот период особенно остро чувствовала одиночество и непонятость, а стихи спасали.

Читала подряд все, что находила в доме: Цветаеву, Ахматову, Бодлера, Бернса, Шекспира… А еще в то же время, наверное, у меня появилась такая привычка - цепляться за имена и названия в одном тексте, а потом искать информацию в других книгах.

Теперь это было бы сделать легко: интернет всегда под рукой. А тогда это казалось чуть ли не волшебством. А себя я тогда ощущала таким исследователем, который, встретив в «Опытах» Монтеня имя Черного Принца, старалась все про него выяснить. В общем, очень не хватало мне таких «гипертекстовых» книг со ссылками, которые сейчас делает, например, издательство «Лабиринт».

Вообще, ссылки и комментарии я тоже обожала читать. Особенно в серии «Литпамятники». В школе я из этой серии прочитала «Алису» Кэрролла в переводе Демуровой и, пожалуй, комментарии мне нравились даже больше, чем сама сказка. Тогда, наверное, я и полюбила английскую литературу бесповоротно.

А в 9-м классе у нас еще начался курс истории английской литературы, и тут я утонула окончательно. Читала все, что могла найти: начиная от «Кентерберийских рассказов», заканчивая Диккенсом. Толкин был уже позже, в институте. 

 

 

Читать также по теме

"Моё книжное детство": Евгения Пастернак

"Моё книжное детство": Ася Петрова

"Моё книжное детство": Дарья Доцук

"Моё книжное детство": Екатерина Каретникова

"Моё книжное детство": Ольга Колпакова 

"Моё книжное детство": Ксения Драгунская

"Моё книжное детство": Нина Дашевская

"Моё книжное детство": Константин Арбенин 

"Моё книжное детство": Виктория Ледерман

"Моё книжное детство": Юрий Никитинский

"Моё книжное детство": Дина Сабитова

"Моё книжное детство": Ая эН

"Моё книжное детство" Андрей Жвалевский

"Моё книжное детство": Тамара Михеева