Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

 

 

 

Приглашаем к сотрудничеству авторов по тематике нашего журнала info@readchildren.ru

Подписаться на рассылку

 

Моё книжное детство: Павел Калмыков

Опубликовано 05.12.2018

Проект "Моё книжное детство" знакомит с историями о детстве и книгах, которые нам рассказали известные детские писатели и поэты. Что они читали в детстве? Что чувствовали, когда читали? Как состоялось их первое знакомство с удивительным миром книг? 

Сегодня мы предлагаем вам познакомиться с рассказом о книжном детстве Павла Калмыкова. 

Павел Калмыков - детский писатель, автор познавательных книг, лауреат премии "Заветная мечта", лауреат Международной детской литературной премии имени В. П. Крапивина.

Моё книжное детство

Павел Калмыков

В детстве я прочёл много книг. И это хорошо, потому что у взрослого мозги слабеют и на чтение почти не остаётся сил.

Буквам меня научили в два года – это же просто, это всего-навсего тридцать три кубика с картинками, которые запомнить очень быстро. А вот читать слова по слогам – только в пять лет.

Болел я однажды ангиной и читал напополам с мамой книжку. Название запомнил на всю жизнь: «Хюпкай». Это имя мальчика из алтайской сказки (только теперь я нашёл в Интернете имя писательницы: Анна Гарф).

А потом мне удалили гланды, ангиной я больше не болел, но читать не разучился. Громко зачитывал все вывески на улицах – тогда это были не рекламные баннеры, а лозунги. «Привет участникам соревнований!» – в бассейне. «Решения XXIV съезда КПСС – в жизнь!» – на улицах. Даже в туалете висел на гвоздике вместо рулона с бумагой журнал «Блокнот агитатора», полный заголовков с непонятными словами. Я выходил из туалета и спрашивал: «Пап, а кто такой Батыт?» «Какой Батыт?» «Ну, в журнале написано ‘Служба Батыта’». «Перечти внимательно». Я перечитывал внимательно – раз, и другой, и третий – и наконец читал правильно: «Служба БЫТА». Только понятнее от этого не становилось.

 

Я задавал родителям очень много вопросов. Мне отвечали. Иногда говорили измученным голосом: «Думай сам». (Все ответы пригодились через двадцать лет, когда пришла пора отвечать на вопросы своим детям.)

Книжки я читал и перечитывал, глотал и… напрашивается слово «переглатывал» – но нет. Усваивал. А стихи вслух читал. И Пушкина, и Чуковского, и Барто, и Маршака с Михалковым. Путал, признаюсь, потому что у обоих фамилии на букву «М», а имя на «С». Но люблю до сих пор, и читаю опять вслух. Это очень хорошие стихи.

Любимые книги детства я не разлюбил до сих пор. Драгунского и Носова. Голявкина и Голицына. Эдуарда Успенского и Льва Успенского. В школьной библиотеке без раздумий хватал книги, в названии которых было слово «Приключения».

«Приключения Толи Клюквина», «Приключения Васи Куролесова», «Приключения Травки»… и множество других. «Робинзона Крузо» перечитывал несколько раз, отец даже грозился отобрать книгу. Родителям не нравилась моя привычка читать за едой. А теперь жене не нравится. А кто виноват, что еда с книжкой вкуснее? К сожалению, хозяева ресторанов этого не понимают. Поэтому я не хожу в рестораны.

 

А ещё обожал научно-популярные книги. «Старина четвероног» - про то, как была открыта кистепёрая рыба целакант, про которую думали, что она вымерла миллионы лет назад. «Петя, я и атомы» - о мельчайших частицах, из которых всё состоит. «Что такое аскалафус» - о насекомых, мир которых удивительнее любого фантастического фильма.

В старших классах читал почти подряд книги серии «Эврика», в которых учёные увлекательно рассказывали каждый о своей науке.

 

Зато книги про любовь не любил. И про войну не любил. Сказка Алексея Толстого «Золотой ключик, или приключения Буратино» мне показалась взрослой. Так оно и есть, теперь-то я вижу, насколько хорошо она написана.

В те годы за книжками охотились как за сокровищами. И невозможно было поверить, что когда-то можно будет подобрать на помойке выброшенный роман Дюма или Жюля Верна. Грустно, но теперь это так.

Но я знаю: ни фильмы, ни информация из интернета не заменяют напрочь книгу. Информация – те же книги, только оцифрованные. Всякий фильм – всего лишь экранизация, а прежде история должна быть написана. А писатель, прежде чем написать своё, должен прежде поучиться на других книгах. Принять и передать наследство человеческого разума, любопытства, юмора, сочувствия – да собственно, всего человеческого, что несут в себе книги.

 

 

 

Читать также по теме

"Моё книжное детство": Евгения Овчинникова

"Моё книжное детство": Ирина Зартайская

"Моё книжное детство": Ася Кравченко

"Моё книжное детство": Марина Тараненко

"Моё книжное детство": Кристина Стрельникова

"Моё книжное детство": Александр Киселёв

"Моё книжное детство": Лариса Романовская

"Моё книжное детство": Юрий Поляков

"Моё книжное детство": Юлия Симбирская

"Моё книжное детство": Ольга Иванова

"Моё книжное детство": Ольга Фадеева

"Моё книжное детство": Юлия Кузнецова 

"Моё книжное детство": Юрий Нечипоренко 

"Моё книжное детство": Анна Игнатова 

"Моё книжное детство": Анна Анисимова 

"Моё книжное детство": Елена Ракитина 

"Моё книжное детство": Евгений Рудашевский

"Моё книжное детство": Артем Ляхович

 

 "Моё книжное детство": Елена Соковенина

"Моё книжное детство": Евгения Басова

"Моё книжное детство": Анна Ремез

"Моё книжное детство": Наталия Волкова

"Моё книжное детство": Евгения Пастернак

"Моё книжное детство": Ася Петрова 

"Моё книжное детство": Дарья Доцук  

"Моё книжное детство": Екатерина Каретникова

"Моё книжное детство": Ольга Колпакова 

"Моё книжное детство": Ксения Драгунская

"Моё книжное детство": Нина Дашевская

"Моё книжное детство": Константин Арбенин 

"Моё книжное детство": Виктория Ледерман

"Моё книжное детство": Юрий Никитинский

"Моё книжное детство": Дина Сабитова

"Моё книжное детство": Ая эН

"Моё книжное детство" Андрей Жвалевский

"Моё книжное детство": Тамара Михеева