Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Подписаться на нашу рассылку

 
 

Проба пера: Проект "CWS-подростки"

Опубликовано 20.07.2017

Проект "CWS-подростки" знакомит наших читателей с лучшими работами выпускников онлайн-курсов Creative Writing School (мастерская Анны Старобинец "Проза для подростков"). на которых занимаются ребята, проживающие в различных городах и странах. 

Сегодня мы вам предлагаем вам ознакомиться с психологическим триллером Александры Савичевой  "Праздник". 

Праздник

Александра Савичева 16 лет, Новосибирск

Я сидел в доме моей сестры и смотрел в окно. Лампочки, праздничные гирлянды, наряженные ёлки в окнах соседей. Под окнами пробегали дети, которые играли в только что подаренные пистолетики. Даже в нашем небольшом городе, все куда-то спешили, радовались. Сочельник.

Каждый год мы празднуем Рождество в такой компании: я, моя сестра Мэг и её сыновья – близнецы Луи и Лури. Но в тот раз кого-то не хватало. Моего пса – Бакли.

Мэг возилась на кухне, Луи и Лури бегали по квартире с новыми игрушечными самолётиками, по телевизору показывали праздничные концерты. Нет. Всё неправильно. Так не должно быть. Я не хочу Рождество. Только не сейчас.

Мэг командовала мной и заставляла притворяться весельчаком из-за того, что скоро придёт её Джек, которого она всячески пытается удивить. Удивлять, правда, нечем. Джек, на самом деле был не таким уж и идиотом. Я даже мог назвать его своим другом.

Он приехал в город недавно. Думаю, поэтому мы и подружились: он вырос в большом городе и был абсолютно другой культуры, нежели тупые местные, которых интересует только футбол в пятницу вечером и где купить макароны подешевле. Мы с ним соседи. Джек – единственный, кто помогал мне найти виновного в потере Бакли. Его любили все в округе, он был настоящей душой компании. Однако близнецы его не признавали, и всё время старались над ним подшутить. Возможно из-за того, что Мэг порой больше внимания обращала на него, а не них.

В ту же секунду, как по команде, близнецы накинулись на меня, показывая свои новые самолёты. Они всё время рассказывали мне истории, которые придумывали на ходу. Тогда они придумали историю о лётчиках, которые сбились с маршрута и потерялись, а потом долго не могли найти дорогу назад. Эти их истории!

Вроде и простые, а ведь начинаешь заслушиваться, и вскоре ты и сам становишься лётчиком посреди пустыни и тщетно пытаешься не раствориться в её песках. Я всегда удивлялся, как слаженно они это делали: сначала рассказывал один, а другой бегал сзади, как бы иллюстрируя слова брата, потом внезапно менялись местами или начинали говорить одновременно, а порой, договаривать фразы друг друга.

- Дядя Бен, а правда, что Бакли пристрелили и вы не знаете кто? – То ли Луи, то ли Лури (я не всегда их различаю, тем более, когда они одеты в одинаковые рождественские свитера) прервал рассказ и они оба уставились на меня.

Я посмотрел на них. Из далёкой Африканской пустыни я упал в промозглый провинциальный  городишко, где даже дома больше напоминают тюремные стены, а не те пряничные домики, что рисуют на открытках.

- Да.

- Мы знаем, кто это сделал!

- Кто?!- я выпалил это мгновенно и лишь, потом задумался, а хотел ли я это знать.

Они переглянулись и в один голос сказали:

- Джек.

- О, ну этого просто не может быть!  Он же мой друг. Да и к тому же, зачем ему это делать? Нет, прекратите, вы так говорите, просто потому что не любите его.

- Ну…. Мне той ночью не спалось… - сказал первый (возможно, Луи)

- Да, мне тоже! – подхватил другой (возможно, Лури)

- Я выглянул из окна.

- И увидел там Джека, который с балкона своего дома стрелял!

- А там во дворе спал Бакли!

- Он проснулся и начал лаять на его, вот Джек его и того….

- Ой, да хватит, ребята, - это наверняка была очередная байка. – Пойдём лучше, уже, за стол.

Я не поверил в то, что сказали близнецы, но всё-таки, после их рассказа, осталось какое-то неприятное подозрение.

В дверь постучали. Мэг, поправила платье и причёску, побежала открывать. Это был Джек. Со щенком в руке.

- О, здравствуй, Джек!

- С Рождеством всех! Мэг, Бен, Луви, Лули!

- Луи и Лури! – выкрикнули близнецы. Они явно были не рады его появлению. Как только Джек зашёл, они взяли свои самолёты и отправились играть в другую комнату

- И тебя с Рождеством, Джек, ну же, проходи.

- Эй, Бен, дружище, смотри, кого я тебе принёс!- он скинул куртку, подошёл ко мне и буквально сунул дрожащего щенка мне в руки. Сквозь плюшевый мех виднелись только чёрные испуганные глаза и какое-то подобие ножек. Признаться, чудище было больше похоже на что-то среднее между овцой и цирковым медведем в уменьшенном варианте.

–Знакомься, это Банни. 

Ну, если тебе не нравится это имя, ты можешь назвать его как-нибудь по-другому. Это отличная породистая собака. Да, конечно, не Бакли, но…. Эй?

- Это очень мило с твоей стороны.

А что если близнецы были правы и так он пытается загладить свою вину, купив мне «подарок»? Конечно, щенок ни в чём не виноват, но мне казалось это оскорбительным. Мне не нужна была собака, пусть даже самая породистая. Мне нужен был Бакли.

- Я рад, что он тебе понравился! Заводчик сказал, что он…. – тут Джек начал перечислять все достоинства этого чудо-животного, даже те, которые к животным то и отнести нельзя.

Тем временем Мэг поставила основные блюда и позвала мальчиков. Уже темнело, все жители, что копошились на улице ещё час назад, разбрелись по домам; пора была и нам начинать праздник. Я же всё сидел и думал о Бакли, рассказе близнецов, подарке Джека. Я молчал весь вечер. Всё, что происходило вокруг, казалось мне нереальным: картинкой или фильмом. Красная ёлочная гирлянда напоминала мне красный ошейник Бакли, хлопушки казались мне лаем, когда близнецы начинали играть в догонялки, я вспоминал, что Бакли тоже всегда был участником этой игры и бегал за ними бегал, виляя хвостом…

Толчок в руку пробудил меня. Мэг смотрела на меня так свирепо, что я ощутил себя школьником, который только что принёс неуд за контрольную по математике.

- Бен, прекрати отключаться, поговори с гостями, давай! – она сказала это шёпотом, чтобы никто не заметил, но у неё не очень вышло, и услышали это все сидящие за столом.

- Бен, ты чего, тебе не понравился мой подарок?

Было ощущение, что Джек специально делает всё, чтобы напоминать мне о Бакли. Я всё больше и больше верил версии близнецов. Хотя мне очень не хотелось.

- Я не знаю, Джек, ты понимаешь, ну, да, он, конечно, наверное, хороший, но, вот как бы….

- Я знаю! Нам просто надо будет поехать отдохнуть куда-нибудь, пока у нас выходные. Можно, например, в Канаду на охоту съездить и мальчиков стрелять научим, правда?

Быстро поняв, что сказал что-то не так, он исправился.

– Или, эээ, ну можно и просто на природу съездить на пару деньков. Ну, что скажете?

Всё. Точно. Как в сериалах про сыщиков. Он сам себя раскрыл.

- Эй, Джек, пошли, поговорим

- Ну, стой, я не имел в виду…

- Да, я хочу узнать побольше об этом щенке, как там, Бэтти или, ну не важно.

- А, ну.. .Да, хорошо, пошли.

Во мне смешались чувства гнева и… эйфории? Не знаю почему, но я был, как будто рад узнать, то, что это он. Но, это же Джек, мой друг. Больше всего мне хотелось выяснить причину.

Мы вышли во двор. Шёл снег, но температура была около 0 градусов, а то и выше, из-за чего на земле образовалась тонкая ледяная корка. Щенок сидёл у Джека на руках.

- Поставь на землю. Он ещё такой маленький! Что он умеет то?

- Ну, а что ты хочешь конкретно узнать?

- Что я хочу узнать? О, Джек, ты знаешь, что я хочу узнать! Но самое главное я уже знаю! Вот только зачем?!

- Эээ, что? Бен?

- Ну же, Джек! Какой же ты молодец, Джек! Вот это подарок, Джек!

- Объясни мне что, чёрт возьми, происходит! Тебе не нравится щенок или что? Да, он ещё совсем маленький и ничего не умеет, и да, это не Бакли и даже не похож! Понимаешь, Бен, иногда нам приходится начинать заново, начинать новую главу, нужно…

- Что если я не хочу начинать новую главу, а? Зачем же ты отнял у меня старую главу? Почему?!

- Так, стой, Бен, успокойся! Ты что, обвиняешь меня? По твоему я избавился от Бакли, чтобы всучить тебе нового щенка? Это же глупо, прекрати. Я тебе помогал! И этот щенок – не замена Бакли, но это твой новый друг.  Ну пойми же меня!

- Близнецы тебя видели.

- О, Бен, ну, кому же ты будешь верить? Им лет по 7 и они меня ненавидят. Конечно, они что угодно сделают, чтобы и тебя настроить против меня!

Как же он искусно врал, обвиняя всех вокруг! Моего терпения не хватило. Я замахнулся, чтобы ударить его и…

Проснулся в больнице с сотрясением.

Щенок, который топтался под моими ногами, тогда решил куда-то побежать и я об него споткнулся и поскользнулся, ударился головой об какой-то заснеженный камень и после – темнота.

Он остался безнаказан. После того вечера, все старались избегать темы Рождества, собак или охоты. Это ведь меня ранит! Не разговоры меня ранят, а предательство единственного нормального человека в городе. И я не позволю ему быть счастливым, бегать, улыбаться, гулять со своими друзьями идиотами, коим оказался и он. Не позволю.

Я потерял сон. Я все время думаю о том, как он был безжалостен к моему Бакли, как он наслаждался звуком выстрела своего нового охотничья ружья, купленного в столице за огромные деньги, как он даже не посмотрел на то, как мой Бакли жалобно скулит, но всё же философски принимает свою несправедливую смерть. Я хочу найти выход. Я знаю выход. Я не могу так.

Уже давным-давно я не выходил из дома, уже несколько месяцев. Мэг и Джек изредка звонили мне по телефону, чтобы выяснить не умер ли я там ещё от припадка или, в конце концов, не наложил ли на себя руки, то есть узнать «как там у меня дела».

Вот и в этот раз он позвонил мне, спросил как мои дела, да ещё и предложил «развеяться»: пригласил к себе в гости. Я не желал его видеть, но с другой стороны это были идеальные условия для совершения моей Вендетты.

Всё-таки, я решился пойти. Мне плевать, что будет с моей жизнью, потому что это – не жизнь. Был уже март, я шёл по улице в своём старом пальто, я смотрел в лужи, и я не видел того, что видел раньше, я не видел там отражение Бакли, который так любил в них плескаться.

Он был таким хорошим. Коротколапый, он всегда пачкал себе всё пузо грязью во время наших весенних прогулок. После мне всегда приходилось его мыть, но это мне было только в радость. Только он был моим другом.

Сейчас мне даже стыдно осознавать, что я мог упомянуть имя Джека и слово «друг» в одном предложении. НО я не видел в лужах ещё одного: человека, того человека, которым я был. И которым больше никогда не стану.

Я долго ходил кругами, хотя мы жили в домах напротив. Я готовился к прыжку, к броску, к моменту истины. Я бы еще долго обдумывал всё и бродил кругами, если бы Джек не выглянул из окна, и увидев меня, не позвал бы внутрь.

О, его дом. Всё такое деревянное, дорогое, на полу шерстяные ковры, на стенах картины Нью-Йоркских авангардистов, а по полу бегает эта маленькая скотина, которая, по теории Джека, должна была заменить мне Бакли. Эта штука, кстати, за 4 месяца так и не выросла ни на миллиметрик.

- О, привет, дружище, ты, садись, чаю, может?

- Да, чаю, именно, - он посадил меня в гостиной, а сам утопал на кухню.

Я осматривал помещение, высокое и просторное, с большими окнами, шкурами каких-то зверей. Наверное, сейчас, где-нибудь в его спальни так же висит шкура моего Бакли. Я посмотрел на стену, где висело его ружьё. Действительно, прекрасное: с ручкой из красного дерева и корпусом из какого-то тёмного металла. Я взял его «посмотреть».

- Тебе класть сахар?- Джек возвращался с чашками.

Выстрел 

 

 

 

Читать также по теме

Владимир Корякин ""Обыкновенный понедельник" 

Екатерина Косых "Переезд" 

Мария Морозова "Разноцветное" 

Елена Белоусова "Ведьмасенс"