Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

 

 

 

Приглашаем к сотрудничеству авторов по тематике нашего журнала info@readchildren.ru

Подписаться на рассылку

 

Современные авторы: Екатерина Шевичева

Опубликовано 22.09.2018

Сегодня мы предлагаем вам познакомиться с новой историей журналиста, эссеиста и автора детских рассказов Екатерины Шевичевой.

Главная героиня рассказа - голубая рыбка Мечта, которая очень хочет научиться летать. Но летают ли рыбы? В поиске ответа на этот вопрос маленькой рыбке помогают её друзья:  обезьянка, дельфин и морской конёк. Читаем новый познавательный рассказ для детей!

Современные авторы

Екатерина Шевичева

 

СКАЗКИ СТАРОГО ПАТРИКА

 СКАЗКА О ТОМ, КАК РЫБЫ НАУЧИЛИСЬ ЛЕТАТЬ

Те, у кого есть попугай, знают, что это очень смышленые и мудрые существа. Им незаслуженно присваивают славу легкомысленных и глупых птиц, хотя, если внимательно присматриваться к поведению этих пернатых, на самом деле у них многому можно научиться.

Вот и у меня есть старый мудрый попугай Какаду. Зовут его Патрик. Этого тропического жителя мне однажды подарил на день рождения знакомый географ-путешественник, проживший много лет в Индонезии.

Патрик - красивая и довольно крупная взрослая птица с роскошным белым оперением, зеленовато-желтым хохолком и хитрыми глазами. А еще мой какаду очень любит разговаривать – настоящая птица-говорун! Он часто важно расхаживает по шкафу, щелкает своим острым клювом, бормочет какие-то понятные только ему слова,  и наклоняет голову в ожидании, когда я буду готова его выслушать. И вот однажды, увидев по телевизору передачу про рыб, мой Патрик вдруг оживился и заговорил.

— Рыба летает. Хорошо, что рыба летает, — неожиданно буркнул он.

— Почему хорошо? —  спросила я, в ожидании, что за этой фразой последует интересный рассказ, ведь Патрик – мастер рассказывать, просто настоящий сказочник.

— Хорошо, хорошо. Она хотела летать, — как будто не слыша меня, продолжал какаду.

И тут мой попугай поведал мне удивительную историю, а я решила ее обязательно записать. Эту легенду знало все многочисленное почтенное попугайское семейство моего Патрика, и вот про нее узнала я.

Давным-давно, почти миллиард лет назад, когда не было еще ни Черного, ни Каспийского, ни даже  Средиземного морей, а из всех материков на Земле существовали только огромные континенты Лавразия и Гондвана, нес неспешно свои темные воды могучий древний океан Тетис.

В его водах кипела разнообразная и удивительная жизнь. Там, где сейчас находится Африка, Австралия, Южная Америка и Индия на дне этого огромного теплого океана росли водоросли, образуя настоящие непроходимые подводные джунгли, в которых  плавало множество рыб и других морских обитателей. У самых берегов, где заросли мангровых деревьев образовали уютную заводь, а непроходимая стена кораллов заслоняла этот уголок от сильного течения открытого океана, жила семья пестрых маленьких рыбок. Пришло время, и они решили обзавестись своим собственным потомством. Самка отложила яркие  красно-оранжевые икринки и прикрепила их тончайшими нитями к водорослям, под чьими сочными листьями она и облюбовала надежное местечко для своего будущего дома.

Шло время, и из икринок вывелись мальки – юркие, вертлявые, с серебристыми брюшками, синей спинкой и разноцветными плавниками. Но среди этих маленьких рыбок была одна, которая отличалась невероятным любопытством и необъяснимой мечтательностью. Рыба-мать так и стала называть свою кроху Мечта, все время удивляясь, в кого же уродилось такое чудо – ей бы плавать в море, а она все летает в облаках.

Природа наделила Мечту  причудливой голубой окраской с белыми полосками на серебристых плавниках, которые украшали  ее маленькое тельце словно изысканные кружева.

Каждый раз, когда мальки стайкой поднимались ближе к поверхности океана, где  вода хорошо прогревалась, а планктона было столько, что пировать можно было весь день, эта любопытная рыбка старалась высунуть из воды свой нос и посмотреть на мир за пределами ее огромного любимого океана.

— Осторожно! — каждый раз говорила ей рыба-мать. — Тебя могут сцапать прожорливые альбатросы или хищные чайки, которые так и ждут, когда их добыча потеряет свою бдительность и сама придет к ним в острые когти. И откуда у тебя такая странная мечта – летать, ума не приложу? Ой, смотри, не приводят такие мечты ни к чему хорошему.

Кроха смотрела на рыбу-мать удивленными глазами и никак не могла взять в толк, что такого странного в том, что она хочет летать. Ей почему-то казалось, что все вокруг, включая вредных и завистливых соседей, в душе тайно мечтают летать.

— А разве у тебя нет такой мечты? — спрашивала  она рыбу-мать.

— Нет, конечно! Зачем мне летать? Мы – рыбы и мы рождены только плавать. Мне даже и в голову не приходила такая глупая мысль, делать то, что не делают рыбы, и жить там, где рыбы не водятся! — отвечала ей рыба-мать и, позевывая, заползала поглубже в заросли спасительных водорослей, чтобы проснуться на следующий день, снова плыть к поверхности воды, есть, болтать с соседками, снова есть и спать, и так изо дня в день.

— Но я хочу летать! Мне снятся сны, в которых я вижу небо и солнышко. А еще, мама, ты даже и не знаешь, как пахнет воздух там, над водами нашего океана! – возмущалась Мечта.

Но рыба-мать была непреклонна и не хотела менять свою точку зрения на мир.

Соседи этих пестрых рыбок, ворчливая морская звезда и сердитый морской еж, в открытую смеялись над Мечтой:

— Вот же придумала, чего тебе тут на дне не живется? — удивлялась звезда, медленно заползая на приглянувшийся ей подводный камень, чтобы потом часами неспешно ждать, когда мимо проплывет ее будущий ужин - какой-нибудь зазевавшийся рачок.

— Действительно, тут тепло, тихо, нет опасностей, противное солнце не жарит своими лучами, и жизнь идет своим чередом, знай себе, не зевай, чтобы тебя не сцапали и все, — вторил ей морской еж, зарываясь поглубже под кораллы.

Но Мечта их не слушала и каждый раз, когда приходило время подниматься к поверхности воды, чтобы полакомиться зоопланктоном, она отбивалась от стайки собратьев, высовывала свою мордочку из воды и подолгу глядела в небо, то и дело прячась в волнах при виде какой-нибудь подозрительной тени. Ей так нравилось дуновение ветерка, ощущение ласкового тепла солнца и крики птиц вдалеке, что ей с трудом удавалось удержаться и она взбиралась на гребень ближайшей волны и с наслаждением закрывала глаза, представляя, что она летит.

И вот однажды, качаясь так на волне с закрытыми глазами, она забыла, что мир полон хищников и прочих опасностей, о которых ей, маленькой рыбке, нужно думать ежечасно. Плескаясь в теплых водах уютной бухточки, рыбка вдруг услышала крик. Он шел откуда-то сверху. Мечта открыла глаза и увидела прямо над собой, на ветке одного из тропических деревьев, небольшую обезьянку. Она активно жестикулировала руками, подпрыгивала, корчила рожицы и показывала куда-то вдаль.

— Берегись! Прячься скорее! Сама Лаку Острые зубы пришла сюда! — отчаянно кричала она.

 Рыбка оглянулась и в ужасе от увиденного сразу нахлебалась соленой морской воды, попавшей ей в открытый рот. Позади нее, начисто отрезав пути к возможному спасению, плавно покачивалась на воде огромная белая акула. Она смотрела на рыбку хищными плотоядными глазами и улыбалась, если можно назвать улыбкой этот ужасный оскал ее пасти, полной зубов.

Ну что, мечтаем, на волнах качаемся, — с ухмылкой сказала акула. — Как приятно, что так много глупых и вкусных рыб живет в этом прекрасном океане.

Рыбка метнулась под заросли мангровых деревьев, чьи корни нависали над водой, погружаясь в нее плотной переплетенной сеткой. Акуле было сюда не попасть, но и Мечта была обречена ждать, пока хищная рыба не уплывет, или погибнуть здесь от голода и страха.

Вдруг опять раздался визг уже на дереве, под которым укрывалась мечтательница. Тут же в воду полетел огромный кокос, затем рядом с акулой в воду плюхнулся банан, следом полетела ветка, угодившая огромной хищной рыбе прямо по зубам. Пока акула в ярости уворачивалась от новых снарядов, летевших в нее с дерева, со стороны открытого океана в бухточку заплыл дельфин. Сверху, с ветки дерева, снова закричала обезьянка.

— Лаку! Лаку! Она опять пришла сюда, чтобы кого-нибудь проглотить! Спаси! Спаси! Голубую рыбку!

Дельфин, оценив обстановку, быстро поплыл к акуле и стал выталкивать ее из бухты мощными взмахами своего хвостового плавника, то и дело кружась вокруг хищницы и не давая ей опомниться. Через 15 минут в бухте остались лишь дрожащая от страха Мечта  и ее спаситель – дельфин.

А я думал, что все мечтатели смельчаки, — смешливо сказал дельфин. — Выбирайся из своего укрытия, трусишка. О тебе по океану уже легенды ходят. Наконец-то я с тобой познакомлюсь. Люблю я таких оптимистов-мечтателей.

Сверху ободряюще закричала маленькая обезьянка.

— Не бойся! Это Фидэ, он добрый дельфин.

Рыбка выплыла из укрытия.

— Спасибо тебе, Фидэ, ты меня спас от этой акулы. Я тебе тоже пригожусь, когда придет время. Ты не смотри, что я маленькая, зато я быстро-быстро плаваю.

— Договорились! – смешливо ответил Фидэ. — Мы еще непременно увидимся! А сейчас мне пора.

С этими словами он круто развернулся и исчез в водах океана.

Рыбка подняла голову вверх.

— А как зовут тебя, моя спасительница? — спросила она обезьянку.

— Мака-Мака, — ответила она. — Я тут живу, здесь, на берегу. Приплывай сюда почаще, мы будем отличными друзьями!

Она ловко перепрыгнула на самую нижнюю ветку огромного дерева, склонившуюся совсем близко к воде.

— Скажи, — спросила Мака-Мака, — а о чем это ты все время мечтаешь?

— Я хочу научиться летать, но рыбы надо мной смеются, и никто не хочет воспринимать мои мечты всерьез, — с грустью ответила голубая рыбка.

Похожее изображениеПохожее изображение

— Летать, говоришь, — задумчиво протянула Мака-Мака. — Это хорошая мечта, вот только летать – это не значит, что ты должна только махать крыльями и перелетать с места на место. Так может любая муха.

А что это такое тогда – летать? — удивленно спросила рыбка.

— Летать – это значит жить небом, — задумчиво ответила обезьянка. — А вообще, приплывай сюда завтра, я познакомлю тебя со своим другом. Это огромный какаду Карру, он то уж все знает о том, что такое летать.

— Хорошо, — ответила Мечта, — я буду здесь завтра.

Она распрощалась с обезьянкой и тихонько поплыла в заросли бурых водорослей, чтобы рассказать рыбе-матери, что с ней приключилось.

— Я тебя предупреждала, что твои фантазии не доведут до добра, — строго сказала рыба-мать после того, как выслушала ее рассказ. Лаку не шутит, она когда-нибудь все равно тебя сцапает, раз уж положила на тебя глаз.

— Что же мне тогда делать, ведь я хочу научиться летать как альбатросы и чайки? — спросила рыбка.

— Ведь у них получается летать, хотя они огромные и тяжелые, весят даже больше чем я. Мне кажется, не важно, как у них это получается, но ведь получается же, а это здорово!

— Глупышка! — воскликнула рыба-мать. —  Это же птицы! Они так устроены, что у них нет плавников, но зато есть крылья. Они видимо благодаря им и летают, но зато не умеют плавать.

— А вот и не правда! Я вот совсем-совсем недавно видела, как какая-то огромная птица сначала летала над нашей бухточкой в поисках еды повкуснее, а потом нырнула в воду за добычей. А самое удивительное, что она проплыла немного под водой и вынырнула уже вместе с рыбой в клюве. А потом, мама, эта же птица спокойно взлетела и полетела куда глаза глядят без всяких усилий.

Мечта рассказывала это все с таким восторгом, что рыба-мать только покачала головой.

— Не знаю, не знаю, может ты и права, что можно уметь и летать, и плавать, но я таких рыб не видела, а что творится над водой, за пределами нашего океана, мне не известно. Но, раз уж ты такая любопытная, тебе нужно поспрашивать у более мудрых обитателей подводных глубин, может быть такое чудо действительно возможно.

А кто тут больше всех знает, мама? — спросила Мечта и услышала позади себя тихие смешки соседей.

— Не знаю точно, но я слышала, что есть такие умные морские животные. По-моему, их зовут дельфины. Они заплывают далеко от берега, много видят, много знают. А еще мне говорили, что они могу дышать обычным воздухом, как те, кто живет на берегу, — тихо сказала рыба-мать, чтобы морской еж и звезда их не подслушивали и не сочиняли потом всякие сплетни.

— Дельфины! — вскрикнула Мечта. — А я знаю одного доброго дельфина!

— Стой! Куда ты! — попыталась остановить Мечту рыба-мать. Но маленькая юркая и очень любопытная рыбка уже во всю мощь неслась прочь от дома в неизвестном направлении, и лишь ее ярко-голубая окраска мелькала в темной воде как маленькая звездочка.

Мечта не знала, где живет Фидэ, поэтому решила, что надо отплыть подальше от их тихой бухточки и поискать в открытом океане. Что и говорить, так далеко от дома она еще никогда не уплывала. Поэтому ей так было страшно, что маленькая голубая рыбка старалась не оглядываться вокруг, чтобы не испугаться еще больше тех теней, которые как ей показалось, плавно шли за ней следом. Но вот Мечта отчетливо увидела, что эти тени на самом деле большие рыбы, которые постепенно стали ее обгонять и через пять минут окружили ее плотным кольцом. Мечта остановилась и замерла в оцепенении, покачивая плавниками.

— Вот мы снова с тобой встретились, мой несостоявшийся ужин, — услышала рыбка знакомый голос Лаку. — Но теперь-то тебе не уйти, ты тут одна, укрыться тебе негде, да и этого противного дельфина тут нет.

— Что же делать? — подумала про себя испуганная рыбка и вдруг почувствовала, что к ее боку что-то мягко прижалось.

— Тс-с-с! — услышала Мечта. — Это я морской конек. Рыба-мать послала меня вслед за тобой, потому что догнать тебя в океане под силу только мне.

— Храбрый Игго! — шепотом воскликнула рыбка. — Как я тебе рада! Но я в большой опасности и не знаю, как ускользнуть от этих острых зубов. Сейчас нас обоих сцапают.  Видишь, Лаку тут не одна. Тут много-много таких же злых и прожорливых Лаку.

— Не бойся! — прошептал морской конек. — Нам надо продержаться несколько минут. Сюда идет Фидэ и ведет за собой своих друзей.

— Да как же ты его нашел! — вскрикнула Мечта и осеклась, почувствовав на себе взгляд Лаку.

— А, ты уже от страха сошла с ума и говоришь сама с собой? Хорошо, хе-хе-хе. Сумасшедшую рыбу проще поймать, — донеслось до Мечты из темноты океана.

После чего Лаку махнула хвостом и кольцо из акул стало медленно сужаться вокруг любопытной рыбки и храброго конька.

Мечта зажмурила глаза и приготовилась ждать, когда ее съедят. Тут вода всколыхнулась, раздались всплески и какие-то непонятные шлепки, как будто кто-то кого-то колотит палками изо всех сил. Рыбка открыла глаза и обомлела. Стайка дельфинов разгоняла акул во все стороны. Они били их хвостами, толкали своими синими боками, подталкивали носами и делали все возможное, чтобы шокированные от внезапного появления своих злейших врагов хищные рыбы не смогли опомниться. Через несколько минут все закончилось. Фидэ, а среди дельфинов-спасителей был, конечно же, он, подплыл к друзьям.

— Вы целы? — деловито поинтересовался он.

Игго и Мечта активно закивали и от радости стали подпрыгивать на месте, хлопая плавничками.

— Здорово вы их разогнали! — восхищался морской конек.

— Лаку и ее собратья причиняют нам много вреда, — спокойно ответил Фидэ, и его тут же поддержали другие дельфины. — А ты, Мечта, зачем меня искала?

Я хотела узнать о тех, кто умеет летать и плавать, — набравшись смелости, сказала голубая рыбка.

— Ну что ж, кое-что я знаю.  Но вам пора возвращаться домой в бухту. Мы вас проводим, а по дороге я тебе все расскажу, — сказал дельфин.

Мечта и морской конек пристроились рядом с Фидэ и они поплыли в окружении остальных дельфинов к спасительной бухте.

— Ну так что про тех, кто умеет летать и плавать? — не удержавшись спросила рыбка, выводя дельфина из задумчивого состояния.

— Ах, да! Слушай. Но я хочу сказать, что не все птицы умеют летать, но зато хорошо плавают. Я много плаваю в открытом океане и встречаюсь с другими дельфинами, которые живут в разных частях огромного океана. А ты знаешь, что океан в разных частях совсем разный? — спросил дельфин.

— Правда?! — удивились конек и рыбка.

— Истинная правда, — ответил Фидэ. — Здесь, в южных широтах, он теплый и тут много планктона. А ближе к экватору в теплых водах есть удивительные динофитовые  водоросли, которые ночью светятся как маленькие звездочки. Смотришь на это свечение и кажется, что океан подсвечивается изнутри разноцветными огоньками.

— Здорово! — воскликнули Мечта и Игго в один голос.

— Конечно, здорово! И вот в наших теплых водах, вернее ближе к побережью, водится множество птиц, которые и летают, и плавают, и ныряют не хуже рыб, — продолжал дельфин. —  Большинство уток, гусей, чаек и прочих океанских птиц это умеют делать, потому что так им легче добывать себе корм. В этом нет ничего удивительного. Так предусмотрено самой природой. Конечно, есть птицы, которые не умеют плавать, но они живут в джунглях и океанскими обитателями просто не питаются. Поэтому им незачем нырять и плавать. А вот в другой части океана…

А разве бывает и другой океан? — не удержавшись, перебили рассказ дельфина конек и рыбка.

— Бывает, — кивнул Фидэ. — В другой части он холодный и омывает берега, покрытые застывшей водой. Это называется снег и лед. Вот там живут пингвины – это удивительные птицы, которые могут долго плавать под водой, гоняясь за рыбой, но совершенно не умеют летать.

— И это птицы? А почему же они не летают? — спросила любопытная рыбка.

— А им это не нужно. Их корм в воде, с помощью крыльев его не добудешь. Поэтому крылья у них есть, но пингвины используют их как ты используешь плавники.

— Ага! — задумчиво протянула рыбка. — значит, если очень-очень нужно, то можно все-таки научиться и летать, и плавать?

— Не всегда, конечно, — ответил Фидэ, — но попробовать обязательно нужно. С этими словами он развернулся к рыбке.

— Никогда не отказывайся от своей мечты, пока не используешь все попытки добиться того, о чем мечтаешь! Слышишь, Мечта! Даже, если никто не верит ни тебе, ни в тебя, все равно пытайся, — уверенно сказал Фиде, глядя на обомлевшую Мечту своими добрыми глазами.

— Спасибо! — ответила рыбка, едва не заплакав. И хотя рыбы не плачут, но она чувствовала, что ее переполняет такая благодарность к Фидэ за его добрые слова и поддержку, что если бы она могла плакать, воды океана стали бы еще соленее от ее слез.

 А вод и наша любимая родная бухта! — вскрикнул Игго.

— Да, пора прощаться, — сказал дельфин и вместе с другими дельфинами поплыл обратно в открытый океан, махнув хвостом на прощание.  — Помни мои слова, Мечта!

(продолжение следует)

 

Читать также 

Екатерина Шевичева "Кот-следопыт"