Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

 

 

 

Приглашаем к сотрудничеству авторов по тематике нашего журнала info@readchildren.ru

Подписаться на рассылку

 

"Моё книжное детство": Евгения Басова

Опубликовано 16.02.2017

В проекте "Моё книжное детство" современные детские поэты и писатели рассказывают истории о своём детстве, о том, как началось их знакомство с книгой, что любили читать, что стало настоящим книжным открытием именно в детстве и отрочестве. 

Сегодня мы познакомимся с воспоминаниями о книжном детстве писателя, члена Союза писателей Чувашии, Евгении Басовой

Автор сборника рассказов "Внутри что-то есть", "Уезжающие и остающиеся", повести "Подросток Ашим" и др.  Финалист и лауреат различных литературных конкурсов и премий, в том числе, Национальной литературной премии "Заветная мечта", Международного конкурса детской и юношеской литературы имени А.Н.Толстого, Всероссийского конкурса "Книгуру".

Моё книжное детство

Евгения Басова

 

Чтение у меня связывалось со свободой

Всегда любила читать, может, потому, что никто не заставлял меня, не приохочивал специально к чтению. Для меня было само собой то, что из книги, если ее открыть, появляется какая-нибудь история. Помню, как в раннем возрасте требовала себе книжку "Муха-цокотуха" и громко декламировала с любого места, например: "Бабочки-красавицы, кушайте варенье, или вам не нравится наше угощение?". И моя бабушка, суеверно боявшаяся слишком раннего развития, объясняла всем: "Она знает по картинкам! Она не читает, она помнит по картинкам!" Так и было. Но без картинок я не смогла бы читать наизусть стихи - я их и не вспоминала без книжки.

Книги не всегда были доступными, как сейчас. Моя тетя Соня, бабушкина сестра, собирала по одной книге сочинения Льва Толстого, что-то она читала мне вслух и все удивлялась, до чего же красив русский язык, если говорить на нем правильно. В силу своего происхождения моя бабушка и тетя Соня не смогли получить образования - но до чего они были интеллигентными. У обеих был ясный, светлый ум. Даже в очень почтенном возрасте они оставались открытыми ко всему новому. Они смотрели все новости, интересовались космосом, новыми книгами, фильмами.

Деду кто-то дал почитать "Двенадцать стульев". На работе дед занимал ответственный пост, приходил поздно, а в сельском доме ждали хозяйственные дела, и читать он мог только поздно вечером. Когда все ложились, дед ставил стул на середине комнаты под лампой и начинал читать про себя. Он старался не будить никого, но иногда забывал обо всем, и тогда раздавался его громкий смех.

Понятно, что мне хотелось поскорей научиться читать самой, чтобы я тоже могла вот так смеяться. Читать я научилась в пять лет и читала с тех пор все, что хотела. Изредка родители пытались спрятать от меня какую-нибудь книгу, которая, как считалось, была мне не по возрасту - я помню два или таких случая, но в целом чтение связывалось у меня со свободой, с проникновением в другие миры, в чью-то другую жизнь.

Летом я любила читать, лежа на чердаке, высунувшись наружу, книгу положив на железо крыши. Я была нигде - ни на земле и ни в воздухе, и была целиком в книге.

У меня был очень читающий старший брат, двоюродный. Он смеялся, если я брала в библиотеке что-нибудь про октябрятско-пионерское детство, сам он читал фантастику и исторические романы, и я читала бесконечные фантастические истории вместе с ним, а исторические романы были для меня слишком страшными.

Из русских детских писателей тогда очень популярными были Алексин и Крапивин, их повести печатались в журналах и выходили книгами, они обсуждались в школах, и все знали их. Все любили Сережу Каховского - мальчика со шпагой. Для меня с братом это была еще одна необыкновенная история. И когда по повести Крапивина вышел телевизионный фильм, с пионерской формой и пионерскими сборами, со всей атрибутикой, с правильными, аккуратными детьми - здля нас это было жутким разочарованием.

Лет в 14 у меня было одно из книжных открытий, о котором стоит особо сказать - я прочитала незаконченные романы М.Ю.Лермонтова. В школе мы проходили "Героя нашего времени", у нас был учитель, который смог не привить детям отвращения к классике из школьной программы. Его звали Василий Михайлович Алешечкин, его памяти я впоследствии посвятила свою книгу "Эй, Рыбка!". Все, что проходили мы по литературе, читалось с удовольствием.

В томе Лермонтова, который был у меня, кроме "Героя нашего времени" оказались "Вадим" и "Княгиня Лиговская", и это было одним из моих книжных потрясений. Тогда бы я не смогла сказать, почему. Очевидно, потому, что события там очень тесно переплетались с чувствами, и чувства сами становились событиями. Всё было очень выпукло, ярко. И, должно быть, важно то, что писалось это молодым человеком, который сам что-то открывал для себя, сам проходил еще становление.

Из других книжных потрясений запомнился "Мартин Иден" Джека Лондона - о человеке, который сам сделал себя, и сам же добровольно ушел из жизни.

С книгами, как я сказала уже, было трудней, чем сейчас. Помню, как случайно из радиопередачи узнала о книге Селинджера "Над пропастью во ржи", и, к моей радости, она оказалась в нашей центральной библиотеке, правда, только в читальном зале. 

Мы ездили туда вместе с одноклассницей, я брала Селинджера, а она Вересаева - почему-то сама я полюбила его позже, хотя он тоже во многом - про отношения людей и про их внутреннюю жизнь - одна "Исанка" чего стоила. Мы с одноклассницей в библиотеке сидели рядом и она то и дело толкала меня в бок и тыкала в страницу своей книги: "Прочитай, прочитай здесь!".

А иногда я отвлекала ее и требовала, чтобы она тоже прочитала особо удивившее меня место - мы обе испытывали потрясение.

Было много и других книжных открытий. Но разве про все расскажешь?

 

 

 

Читать также по теме

"Моё книжное детство": Анна Ремез

"Моё книжное детство": Наталия Волкова

"Моё книжное детство": Евгения Пастернак

"Моё книжное детство": Ася Петрова

"Моё книжное детство": Дарья Доцук

"Моё книжное детство": Екатерина Каретникова

"Моё книжное детство": Ольга Колпакова 

"Моё книжное детство": Ксения Драгунская

"Моё книжное детство": Нина Дашевская

"Моё книжное детство": Константин Арбенин 

"Моё книжное детство": Виктория Ледерман

"Моё книжное детство": Юрий Никитинский

"Моё книжное детство": Дина Сабитова

"Моё книжное детство": Ая эН

"Моё книжное детство" Андрей Жвалевский

"Моё книжное детство": Тамара Михеева